[ТЕОРИЯ] Парагвай в XIX в. (провал социального эксперимента)

Вадим Маркарьян

Модератор
Команда форума
К сожалению – история никого и ничему не учит … Еще в XVII в. в Парагвае появились так называемые иезуитские редукции (поселения индейцев, созданные для их эффективной христианизации; редукции в Парагвае, состоявшие под непосредственным управлением Иезуитского ордена), поселения, в которые были согнаны местные индейцы, преимущественно гуарани, о которых колонизаторы писали, как о каннибалах, откармливающих собственных женщин ...
1642735359679.png
Развалины редукций в Парагвае
Иезуиты сумели завоевать расположение гуарани своим противодействием обращения индейцев в рабство. В итоге (с 1608 г.) появились «редукции» – поселения, где главой администрации был иезуит, а населением – воцерковленные гуарани. Строго регламентированная жизнь в таких поселениях была неким рывком вперед для гуарани - иезуиты обучали их новым приемам обработки почвы и возделыванию новых культур и ремеслам, а ведущей отраслью стало скотоводство.
1642735414813.png
Антонио Руиз де Монтойя ((13 июня 1585 — 11 апреля 1652 гг.) — перуанский монах, миссионер-иезуит у индейцев гуарани в Парагвае), иезуит, основатель редукций (лично основал первые 13 поселений) в Мадриде издал свои хроники, а так же первый словарь гуарани
Регламентация жизни в редукциях пронизывала всё - начиная от единообразной архитектуры поселений (в центре которых была площадь, в центре которой находился собор, выдержанный непременно в стиле барокко). Дома строились одинаковые - обязательно кирпичные с соломенной крышей, рассчитанные на 4-6 человек каждый – это была одна очень маленькая комната с глиняным полом (по описаниям, обстановка внутри была ужасающей).
Колокол по утрам созывал поселенцев на молитву, после которой следовал общий завтрак (прием пищи был регламентирован и являлся общим собранием своего рода и одновременно – перекличкой). Потом поселенцы шли на работу, утренняя и вечерняя часть была разделена сиестой, в воскресенье или праздник работы не проводились. Собственности поселенцам не полагалось - их кормили и одевали, распределяя совместно нажитое, которое складывали в специальных общественных хранилищах. Впрочем, допускалось что-то вроде «огородов» – у каждой семьи был собственный небольшой надел, работать на котором, однако, можно было весьма ограниченное время.
1642735490994.png
Гуарани на построении в редукции
Денег не существовало, не существовало и товарообмена между редукциями. Кроме еды, распределялся холст для одежды (5,5 м2 в год на мужчину и 4,5 м на женщину), каждая семья получала нож и топор. «Можно им давать что-либо, чтобы они чувствовали себя довольными, но надо следить, чтобы у них не появилось чувство заинтересованности» – эта фраза из наставлений иезуитов характеризует их отношение к труду.
Характерно, что в конце концов экономика редукций пришла в упадок (сказалась незаинтересованность гуарани в работе, как следствие – чрезвычайно низкая и, более того, стабильно падающая производительность труда), и тогда иезуиты пытались ввести некие экономические новшества, допуская частичную частную собственность – но делали это слишком осторожно, и успеха этот почин не имел.
Регламентировано было и управление редукциями, в котором принимали участие не только иезуиты, но и местные «касики». Законов не существовало - все дела велись на усмотрение патера – иезуита, который мог отменить любое распоряжение касика, и в любой момент заменить касика, предложив избрать вместо него другого человека.
1642735555647.png
Индейцы, захваченные бендейрантами/бандейратами
Касики распоряжались при проведении работ, наблюдали за соблюдением постов, были, своего рода, старостами и десятниками в поселках. И еще - командирами в ополчении.
Ополчение было создано для защиты от охотников за рабами – бендейрантами (бандейранты («знаменосцы»), «охотники за индейцами» — участники экспедиций XVI — XVIII вв. на удаленные от побережья территории португальских колоний в Америке; первоначально бандейрантов интересовали исключительно рабы, однако позднее их походы в основном имели целью разведку золота, серебра, алмазов или других полезных ископаемых), или, иначе, паулистами (Сан-Пауло был крупнейшим центром работорговли на континенте) – каждая редукция имела в своем составе восемь рот во главе с капитаном.
Надо сказать, что иезуиты всячески противились гражданским властям колоний - их власть об бога, она выше власти светской ... что, в итоге, и сыграло свою роль в судьбе редукций: в 1750 г. по испано-португальскому договору 7 редукций были переданы в управление Бразилии. Иезуиты не согласились с этим решением - начался открытый саботаж решений властей, вылившийся, в итоге, в войну Испании и Португалии против гуарани. В итоге пятилетней кровопролитной войны, индейцы потерпели поражение – погибло 1113 гуарани и всего четверо их противников.
В 1759 г. орден иезуитов был запрещен в Португалии, а в 1768 г. и на испанских территориях – имущество редукций было конфисковано казной, а иезуиты высланы из страны.
1642735657498.png
1642735667708.png
Гуарани
Хозяйство парагвайского индейца
Население редукций вернулось к своей обыденной жизни: подавляющее большинство гуарани, оставшись без земли, ушли в лес, занявшись традиционным делом предков – охотой и рыболовством. Но память о «прошлом», конечно, сохранялась в рассказах, воспоминаниях и преданиях не слишком-то глубокой старины, и когда появился (в 1811 г.) новый «отец нации» – метис, выходец из Бразилии, доктор Франсия, то его обещание «социального равенства» попали на отлично подготовленную почву.
В это время по Южной Америке прокатилась волна борьбы за независимость, Парагвай какое-то время оставался в стороне от этих событий, и герой Аргентины, генерал Бельграно (Мануэль Хосе Хоакин дель Корасон де Хесус Бельграно и Гонсалес (3 июня 1770 – 20 июня 1820 гг.) экономист, юрист, политик, журналист, военачальник), совершил поход (неудачный) в эту провинцию.
1642735729307.png
Мануэль Бельграно
Поход Бельграно испанцам удалось отбить, но парагвайцы в 1811 г. создали некое параллельное испанцам правительство, «хунту» («комитет»). В число членов этой хунты вошел и выходец из Бразилии, теолог и юрист, доктор Хосе Гаспар Родригес де Франсия и Веласко (парагвайский политик и государственный деятель, многолетний диктатор страны; известен также как Доктор Франсия, Караи-Гуасу, Вождь; считается «отцом парагвайской нации»; в 1814 г. стал консулом, затем диктатором Парагвая, правил страной больше 25 лет; Франсия сыграл значительную роль в достижении Парагваем независимости; проводил политику изоляционизма; в его правление значительно обострились отношения Парагвая с соседними странами, была ограничена деятельность иностранцев в стране; он провёл секуляризацию церковных земель, закрыл все монастыри в Парагвае; деятельность Франсии вызывает неоднозначные оценки среди историков.). Доктор Франсия был весьма образованным человеком, поклонником Руссо, Робеспьера и Наполеона.
1642735783682.png
Хосе Гаспар Родригес де Франсия и Веласко
Дальше началась борьба за власть внутри самой хунты, в которой «доктор» преуспел, проделав путь от скромного секретаря хунты, министра юстиции, одного из двух консулов, первого консула, временного диктатора до «пожизненного диктатора» и «отец нации».
К этим титулам «отец нации» шел по головам, безжалостно уничтожая «врагов» нации (собственных противников), постоянно раскрывая заговоры и устраивая (по результатам закрытых судов) массовые публичные казни.
Доктор Франсия на заре своей политической деятельности поставил задачу создания монолитного, сплоченного и управляемого сообщества.
1642735840785.png
«Домик» доктора Франсии (сегодня – музей)
Начал Франсия с того, что национализировал почти все земли в стране – и частные, и церковные владения. 98 % земель в стране принадлежали государству. 64 поместья (бывшие латифундии) стали «поместьями Родины» – хозяйствами, которые напоминали колхозы. Одновременно были затеяны и масштабные стройки - строились государственные мануфактуры. Была введена монополия на внешнюю торговлю. Также был введен запрет на выезд за рубеж (убивали на месте всех заподозренных в намерении пересечь границу) и запрет на въезд иностранцев.
При этом в стране развернулась сеть бесплатных школ и, кажется, именно Парагвай стал первой страной в мире, сумевшей одолеть безграмотность.
Параллельно Франсия задумал «перемешать» население, чтобы уравнять «национальный признак» – браки были государственным делом, предусмотрено было максимальное «смешение народов», и к концу правления Франсии (он умер в 1840 г.) уже не гуарани были самым многочисленным народом Парагвая (хотя язык гуарани и по сей день – государственный язык этой страны), а – мулаты (потомки от смешанных браков представителей европеоидной и негроидной рас), метисы (потомки от брака европейцев и индейцев) и самбо (дети от смешанных браков между представителями индейцев и афроамериканцев).
Рабовладение в Парагвае не было ликвидировано (позиция Франсии в отношении рабства была крайне оригинальной – он допускал детское рабство, но, по мере достижения совершеннолетия раб должен был обрести свободу), но основой «реформ» и главной экономической силой были не рабы, а заключенные. Они были главной ударной силой парагвайской экономики, они строили дороги и каналы, их руками возводились «народные мануфактуры», они использовались на самых тяжелых работах в «поместьях Родины».
Свободные граждане, приписанные пожизненно к какому-либо производству, в свободное от тюрьмы время могли даже работать на собственных огородах, а сторонники Франсии могли даже получить собственное поместье. Всякого рода самоуправление было ликвидировано – власть находилась в руках назначенцев, которых «отец нации» назначал лично (даже в самые маленькие деревни).
1642736041123.png
Доктор Франсия руководит нацией. Современный рисунок
Экономика носила распределительный характер: государство планировано, сколько и чего надо произвести и распределяло произведенное – и еду, и мануфактурные товары.
К тому моменты, как пришла пора El Supremo Dictador (постоянный диктатор - официальный титул Франсии) покинуть этот мир (он умер от простуды в возрасте 74 лет, его единоличное правление длилось 26 лет) Парагвай представлял собой то, о чем так мечтал доктор Франсия – нация была однородной, сплоченной, одинаково нищей, нацеленной на поиск внутренних врагов и заочно ненавидящей врагов внешних.
«Труды» доктора Франсия продолжил его внучатый племянник, Франсиско Солано Лопес (парагвайский государственный деятель, маршал армии Республики, военный министр Парагвая, временно исполняющий обязанности Президента с 10 сентября по 16 октября 1862 г., с 16 октября 1862 г. – президент Парагвая до 15 августа 1869 г.; был старшим сыном президента Карлоса Антонио Лопеса, от которого и унаследовал пост лидера страны; в мировой исторической науке, художественной литературе и мемуаристике его считают честолюбивым, возможно – самоуверенным, а возможно - даже «неадекватным»; также принято считать его «ответственным» за развязывание Парагвайской войны 1864 – 1870 гг., во время которой был верховным главнокомандующим сражавшейся против тройственного альянса соседних государств парагвайской армии). После смерти «пожизненного диктатора» в стране возникла проблема власти.
1642736143634.png
Карлос Антонио Лопес
Решили ее – избрав двух консулов, одним из которых был племянник Франсии, Карлос Антонио Лопес (парагвайский политик, занимавший пост президента и фактически бывший диктатор Парагвая в период с 1844 по 1862 гг.; он несколько ослабил изоляцию страны, стремился модернизировать Парагвай и втянул страну в несколько международных споров), который в итоге и стал президентом страны.
1642736211697.png
Новый этап в жизни страны, едва не ставший последним и для Парагвая, и для парагвайцев. Художники живописали этот период так (аллюзии с французской революцией налицо)
22 года своего правления он посвятил «совершенствованию» установленного в стране государственного строя. Кроме того, Карлос «открыл» страну, устроив в порту Пилар на реке Паране таможню и резко снизив таможенные пошлины. Через Пилар пошла вся международная торговля Парагвая. Этот товарно-денежный поток, без исключения, находился под контролем семьи Лопесов.
Карлос семь лет вел войну с Аргентиной, в течении которой два аргентинских штата, Коррьентес и Энтре-Риос, были на стороне Парагвая.
1642736272500.png
Франсиско Солано Лопес
В итоге стороны разошлись миром (1852 г.): два штата остались за Аргентиной, а она, в свою очередь, признавала независимость Парагвая.
В итоге в 1856 году Карлос Лопес передал власть (пост президента), даже при наличии им придуманной Конституции, по завещанию – своему сыну Франсиско Солано Лопесу.
1642736326159.png
Франсиско Солано Лопеса
Франсиско Солано получил богатое наследство: в большой стране, ставшей его собственностью, трудились более 200 европейских инженеров, занимавшихся развитием промышленного производства, строительством и горным делом. Был построен первый в Южной Америке металлургический завод и первая же на континенте железная дорога (протяженностью 72 км).
Некоторые из проектов финансировались англичанами – Парагвай, с его политическим режимом, многим из англичан представлялся надежным местом для своих инвестиций.
1642736403415.png
Один из первых паровозов Парагвая и Южной Америки
Историки, кстати, часто и много пишут об успешности экономики Парагвая той поры, указывая на отсутствие внешнего долга (в отличии от соседних стран) и сравнительно большие государственные доходы (2,5 млн. долларов).
Лопесы, впрочем, не забывали подкармливать население: при фантастической и даже ужасающей нищете голодных смертей парагвайцы не знали – государство всегда готово было протянуть нуждающимся горстку маиса, выращенного, как правило, трудом заключенных (пишут о том, что именно заключенными производилось более 70 % из всего того, что вообще производилось тогда в стране).
Франсиско создал довольно мощную армию, введя передовую по тем временам обязательную воинскую повинность вместо пожизненной службы. На границах государства были устроены мощные крепости и даже целые укрепрайоны, создан довольно большой по меркам региона речной военный флот.
1642736476521.png
Дворец Лопеса. Его строительство началось еще при жизни диктатора, но закончено было только в конце XIX в.
Первоначально казалось, что пробиваться к морю придется через Бразилию – бразильская провинция Мату-Гросу не была связана с Рио-де-Жанейро сухопутными дорогами и бразильским судам требовалось пройти через парагвайскую территорию по реке Парагвай, чтобы достичь Куябы (на что парагвайцы давали разрешение крайне редко). Уязвимость Мату-Гросу казалась парагвайскому диктатору подарком судьбы.
Однако вмешался случай: в Уругвае, который бразильцы считали «своим» начались беспорядки, и император Бразилии Педро II распорядился ввести туда войска.
Франсиско Лопесу Солано показалось, что судьба дает ему отличный шанс: его армия казалась ему непобедимой, претензии бразильцев - мелкими, а его ставленник на пост уругвайского президента (Агирре) – отличной кандидатурой.
Этого, однако не случилось – и Бразилия, и Уругвай объявили войну Лопесу. А вскоре против Лопеса в войну вступила и Аргентина: поводом для этого стала атака на бразильские корабли в аргентинских портах, а также ультиматум Лопеса президенту Аргентины с требованием пропустить его войска через аргентинскую территорию в Уругвай.
1642736580720.png
1642736592212.png
Карта театра военных действий парагвайских войск и итоги войны Бразилии и Парагвайя. Спорная (и до поры – ничейная) территория на северо-западе страны перейдет к Парагваю сильно позже описываемых событий, в 30-х гг. ХХ в.
Парагвайская война
Парагвай смог выставить 38000 армию и отличный военный флот – все армии Тройственного союза, образованного против него сильно уступали Парагваю.
Но семь лет войны наглядно показали миру разницу в потенциалах экономики воюющих стран – «образцовая экономика» Парагвая начала трещать по всем швам: ее несовершенство покрывалось мобилизацией населения: по итогам войны в Парагвае практически не осталось мужчин, не взявшихся за оружие.
Франсиско Солано Лопес решил защищаться до последнего патрона. В конце семилетней войны армия Лопеса больше чем наполовину состояла из детей. В одном из последних сражений этой войны в 6000 армия Лопеса 3500 составляли дети в возрасте от 11 до 15 лет.
1642736749618.png
1642736758848.png
1642736769025.png
Мобилизация в Парагвае
«День детей» в Парагвае
Традиция воевать детьми укоренилась на континенте
В Парагвае, кстати, в память об этой битве отмечают «день детей», что является там вовсе не днем скорби по невинно загубленным мальчишкам, а праздником патриотизма … что не спасло диктатора от поражения. Он еще какое-то время скрывался в лесах, пытался вести партизанскую войну, но сражаться было просто некем: почти все, способные носить оружие мужчины, были уничтожены.
Итоги этой семилетней войны (завершившейся в 1870 г.) стали катастрофическими для Парагвая. Из 1,34 млн человек, проживавших в Парагвае к моменту начала войны, в живых осталось только 221000, из них мужчин – всего 28000. Потери войск союзников тоже были велики (не менее 83000 человек), но все-таки не сопоставимы с парагвайскими.
Парагвай по итогам войны потерял около половины своей территории (причем предполагалось, что Парагвая не станет вовсе – но распри между Бразилией и Аргентиной привели к тому, что обе страны согласились оставить это государство как буфер между ними).
1642736867351.png
Сирило Антонио Риварола
Собравшийся в 1870 г. Конгресс выбрал демократический путь развития и избрал нового президента (Сирило Антонио Риварола Акоста (1836 — 31 декабря 1878 гг.) — парагвайский политический и государственный деятель, Президент Республики Парагвай (15 августа 1869 — 31 августа 1870 гг.)), который отменил рабство, реабилитировал политзаключенных и провел приватизацию некоторых владений и производств.
 

HSFORUM

Зарегистрированные пользователи получают весь контент в лучшем качестве.
Верх