[ТЕОРИЯ] Империя Великих Моголов

Николай

Модератор
Империя Великих Моголов

В XVI – XVII вв. вся Индия была объединена в империю Великих Моголов. Были предприняты попытки примирить разные религии, распространенные среди народов Индии. К тому же начало XVI в. в Индии знаменовалось эпохой торговой экспансией европейцев. Первыми проникли на индийское побережье португальцы с экспедицией Васко да Гамы в 1498 г. В результате военных экспедиций в начале XVI в. португальцам удалось захватить ряд портов на Западном побережье Индии. Опорными пунктами португальцев на индийском побережье были порты Даман, Диу, Гоа, Кочин, которые позволяли им контролировать суда, входившие в Персидский и Аравийский заливы. Португальские владения в Индии управлялись вице-королем, который расширял сферы господства Португалии, захватывая владения местных феодалов. В это же время вместе с португальскими гарнизонами и торговцами в Индии появились и христианские монахи-миссионеры. Индийские правители нередко вступали с португальцами в вооруженную борьбу. А в XVIII в. в империи Великих Моголов наступил период упадка, которым воспользовались европейские колонизаторы. Таким образом, в течение XVI – XVIII вв. Индия прошла путь от могучей империи Великих Моголов («могол» – термин, которым в Иране именовали монголов; правда, моголами в Индии называли не только монголов, но и мусульманских феодалов, правивших в областях Хорасана, Средней Азии и Афганистана, которые находились под владычеством монголов) до раздробленной страны, которую завоевывали и грабили европейские колонизаторы.

image002.jpg
Бабур, Тимур и Хумаюн. Основатели династии моголов
«Объединителем» Индии суждено было стать мусульманину – выходцу из Моголистана (Моголистан (XIV – XV вв.) – восточная часть Средней Азии, где правили представители знатных тюрко-монгольских родов) – Бабуру (1526 – 1530 гг.) — потомку Тамерлана (по линии отца) и Чингисхана (по материнской). От своих предков он унаследовал Ферганскую долину. Мальчик, с детства воспитываясь в среде ученых и поэтов, получил хорошее мусульманское образование. После смерти отца Бабур вёл постоянные войны в Средней Азии, но был изгнан оттуда узбеками. Однако ему удалось завоевать афганский город Кабул, через который шли пути из Средней Азии в Индию.
Вскоре Бабур получил письмо от знатных землевладельцев Делийского султаната, которые были недовольны своим султаном и звали Бабура на его место. Потомок великих завоевателей решил сделать целью своей жизни покорение Индии. Его хорошо вооружённая мушкетами и пушками армия, включая конницу, перейдя через Хайберский перевал, в двух больших сражениях разгромила последнего из делийских султанов и ополчение раджпутов. Так было положено начало империи Великих Моголов, объединившей под своей властью в пору расцвета почти всю Индию. В апреле 1526 г. состоялось решающее сражение при Панипате. Залпы пушек Бабура посеяли панику в войсках султана, а конница уничтожила десятки тысяч бегущих с поля боя воинов, и сорокатысячное войско султана Ибрагима Лоди потерпело поражение. Отрубленную голову последнего делийского султана принесли Бабуру. Ему удалось объединить под своей властью большую часть Северной Индии — от Инда до Ганга, а его преемники расширили свои владения от Гималаев до самого юга Декана.
Завоевание такой огромной территории Великими Моголами объясняется слабостью Делийского султаната и господствовавшей в Индии феодальной раздробленностью; в стране почти не прекращалась междоусобная борьба феодалов. Прибрежные индийские государства Бенгалия, Гуджерат, Малабар и другие, которые прежде вели оживленную торговлю со многими азиатскими странами, были также ослаблены в результате вторжения европейских государств и торговых компаний, постепенно вытеснявших их из внешней морской торговли. Впрочем, сам Бабур, вошедший в историю как просвещённый правитель, историк и поэт, автор знаменитого «Бабур-наме», правил в Индии недолго. В память о предках Бабура его новое государство получило название империя Великих Моголов (монголов). Успехи Моголов объясняются и другими важными обстоятельствами. В прекращении междоусобиц, препятствовавших развитию земледелия, ремесла и торговли, были заинтересованы разные слои сельского и городского населения, прежде всего купечество, связанное с транзитной караванной торговлей через Афганистан. Внутренняя политика первых могольских правителей, направленная на расширение социальной опоры власти за счёт местных феодалов, тоже способствовала укреплению их господства и централизации государства.
После смерти Бабура в 1530 г. на троне его сменил сын Хумаюн, войны которого с братьями за наследство отца настолько ослабили его власть, что влиятельный правитель из Бихара и Бенгалии Фарид Шер-хан, выходец из давно осевшего на востоке Индии афганского племени сур, сумел захватить власть в Дели, заставив Хумаюна искать убежище в Иране.
Приняв титул шаха, Шер-шах за недолгие шесть лет своего правления (1540 – 1545 гг.) немало сделал для укрепления центральной власти. Он провёл несколько магистральных дорог с караван-сараями, связавших Дели с Бенгалией, Раджпутаной, Индом, упорядочил земельные отношения (при нём было начато составление генерального кадастра земель), систему налогов (средний размер ренты-налога был установлен в 1 /3 урожая), характер землевладения военачальников-джагирдаров, а также повысил статус некоторых индусов, предоставив им ряд важных должностей. Неожиданная смерть Шер-шаха и борьба его наследников за престол были использованы Хумаюном, который на протяжении всех этих лет выжидал и накапливал силы. В 1555 г. Хумаюн вернул себе трон в Дели, но уже через год он в результате несчастного случая погиб, а власть досталась его 13-летнему сына Акбару.
Правление падишаха (внука Бабура) Акбара (Акбар Джелаль-ад-дин 1542 — 1605 гг., правил в 1556 – 1605 гг.) было золотым веком империи Великих Моголов. Укрепив власть на севере, включая Пенджаб Акбар заручился поддержкой значительной части воинов-раджпутов (с некоторыми предводителями раджпутов он породнился, включив раджпутских княжён в свой гарем) и вскоре овладел практически всей Раджпутаной. Затем к империи Моголов были присоединены Гондвана, Гуджарат, Бенгалия, Кашмир, Орисса. Так почти вся Северная Индия оказалась под властью Акбара, проявившего себя умелым правителем. Расширяя границы империи, он говорил: «Правитель всегда должен стремиться к завоеванию, иначе его соседи поднимут против него оружие». Его владения охватывали территорию от Балха на севере (включая Кашмир и нынешний Афганистан) до р. Годавари на юге, и от моря до моря (с запада на восток) – оба побережья Индостана. Так Великие Моголы завоевали и получили выход к Индийскому океану. Однако в каждом крупном портовом городе Акбар наталкивался на португальские фактории и крепости. Захватить их не удалось, поэтому своего собственного флота Великие Моголы так и не создали. В итоге индийские товары стали перевозиться на европейских судах.

image004.jpg
Акбар
Акбар даже во время военных походов не забывал разбирать судебные споры, назначать чиновников на новые должности. Через всю Индию по его приказу прокладывались дороги. Стремясь расширить базу господства Моголов в Индии и привлечь на свою сторону верхушку индусского общества, Акбар, в отличие от предыдущих мусульманских правителей, стал выдвигать индусов на важные государственные посты. Как мы знаем, династическими браками он укрепил связи с раджпутскими княжествами, и конница раджнутов стала основой армии падишаха.
Продолжив реформы, начатые ещё Шер-шахом, Акбар провёл ряд новых, заложивших прочные основы управления страной. Все земли были объявлены государственными. Были чётко определены суммы налогового сбора с каждого из районов: по некоторым данным, общий сбор налогов в конце XVI в. достигал 166 млн. рупий. Значительная часть земель была отдана на правах условного ненаследственного служебного владения военачальникам-джагирдарам. Джагиры, отличавшиеся от икта в основном своими размерами, были крупными земельными владениями, приносившими их владельцам огромные доходы в сотни тысяч рупий. На эти деньги джагирдары, которых при Акбаре было около двух тысяч, обязаны были, наподобие амаранаяков в Виджаянагаре, содержать отряды воинов в количестве, соответствовавшем чину военачальника и размеру джагира, от 100 до 5000. Некоторые из подчинившихся Акбару княжеств тоже приобрели статус джагира, а в целом среди джагирдаров Акбара индусов-индуистов было не более 20 %, в основном за счёт воинов-раджпутов.
Система джагиров, при которой, как это было и в случае с амаранаяками (амарас (или амарама) (земли, приносящей доход) были переданы военным (служилым) феодалам – найакас; то есть это условное временное владение, напоминающее икта (используемая в исламских странах форма землевладения); владелец амарама – амаранаяк – обязан был содержать военный отряд и приходить в случае нужды на службу), открывались немалые возможности для злоупотреблений (ещё Шер-шах пытался заставить джагирдаров клеймить своим именем лошадей и регулярно проводить смотры войск, дабы помешать практике случайного найма первых попавшихся людей и лошадей только для показной проверки), не нравилась Акбару. Подобно Шер-шаху он даже попытался её уничтожить, заменив денежными выдачами из казны. Однако эта попытка вызвала мятежи (1580 – 1582 гг.), и падишах вынужден был отказаться от реформы. Усмирить феодалов удалось лишь после новых указов о пожаловании джагиров. Зато Акбар строго следил за тем, чтобы джагирдар не обладал никакой административной и тем более финансово-налоговой властью в своем владении.
image006.jpg
Восставший Бахадур покоряется Акбару
Кроме джагиров существовали и владения вассальных князей-заминдаров, плативших в казну дань и самостоятельно распоряжавшихся остальными доходами. Князья были, как и прежде, наследственными владельцами своих княжеств и даже более того, субъектами централизованной редистрибуции ((от латинского redistributioперераспределяю) собирание воедино большей или меньшей части прибавочного продукта, созданного в той или иной группой людей, чаще всего его концентрация в руках главы группы, с последующим его распределением внутри этой группы) в своих владениях. В принципе в каждом из княжеств как бы в миниатюре воспроизводилась та же схема, что и в империи в целом: часть земли принадлежала лично князю, доход от нее шел в его казну, тогда как остальные земли и доходы с них отдавались в качестве должностных воинам и чиновникам. Со временем земли категории заминдари стали считаться частнособственническими и подчас дробились на небольшие участки (наподобие исламского мулька).
Небольшое количество земли, около 3 %, было в собственности мусульманского духовенства, но некоторое количество земель находилось и во владении индуистских храмов. Земли такого типа обладали налоговым иммунитетом, что вполне соответствовало общему духу религиозной терпимости, которому следовал Акбар, отменивший ущемляющую права немусульман джизию и попытавшийся даже к концу жизни создать нечто вроде синтетической религии, призванной ликвидировать религиозные разногласия в среде его подданных.
Акбар стремился также укрепить государственную собственность на землю. Не позволяя придворным группировкам, в какой бы то ни было степени влиять на управление государством, он разделил огромный штат своих придворных на три отдельных разряда.
При падишахе Акбаре были твёрдо установлены способы взимания поземельного налога. В пользу государства взималась треть урожая с пахотных земель, причём все обрабатываемые земли делились на три категории: земли, возделываемые ежегодно, засеваемые после пятилетнего перерыва и целина; при сборе налогов с последних двух категорий делались скидки. По указу Акбара в центральных областях государства натуральный оброк был заменён денежным; только на окраинах и в землях, населённых афганскими племенами, этот налог по-прежнему взимался натурой. Кроме выплаты налога, крестьянин должен был выполнять трудовую повинность. Введение денежного налога вынуждало крестьян продавать свои продукты и вовлекало их тем самым в рыночные отношения, ставя в зависимость от купцов и ростовщиков. Введение денежного налога ухудшило положение крестьян. Участились крестьянские восстания, на подавление которых направлялись войска. Понимая, что одними репрессиями улучшить положение невозможно, Акбар в ряде случаев был вынужден уменьшать налоговые ставки.
Тогда же был проведен ряд мер, направленных на поощрение ремесла и торговли: отменены сборы с ремёсел и дополнительные пошлины на продажу различных товаров, снижены внутренние пошлины на переездах и речных пристанях. Кроме того, во всем государстве были введены единые денежные единицы и единая система меры и веса; были улучшены караванные дороги, построены караван-сараи и рынки.
Большое значение Акбар придавал вопросам религии, поставив целью реализовать принцип «один государь – одна религия». Проводя политику веротерпимости, Акбар пытался не допустить войны между мусульманскими и индуистскими подданными. Он предоставлял земельные пожалования индусским религиозным организациям наряду с мусульманскими, ещё был отменен специальный налог с немусульман – джизья. Стремясь к прекращению религиозных разногласий, Акбар пытался утвердить новую, «божественную» («дин-и илахи») веру (1582 г.), объединявшую многие религии, исповедовавшиеся в его государстве. Взяв за основу ислам, он использовал идею сикхов о беспрекословном подчинении учеников верховному наставнику – гуру, от бхакты – призыв к примирению мусульман и индусов, от ортодоксального индуизма – ношение брахманских знаков и запрещение есть говядину (мясо священной коровы), от огнепоклонников (парсов) – поклонение солнцу и огню, от махдийцев – учение о праведном правителе. Главой новой религии признавался сам Акбар, соединивший светскую и религиозную власть.
Большинство шейхов и феодалов-мусульман не поддержало Акбара в вопросах религии и продолжало оказывать сопротивление его реформам. Восстания противников религиозной реформы жестоко подавлялись. Особое недовольство феодалов и верхушки мусульманского духовенства вызвала раздача Акбаром земельных пожалований индусам-раджпутам и немусульманским священникам. Проводя эти акции, Акбар, прежде всего, преследовал цель укрепить власть падишаха в государстве, где основная часть податного населения не исповедовала ислам.
Преемники Акбара были истово верующими мусульманами. Они считали Индию «страной неверных», запрещали строить индуистские храмы, отмечать праздники, вводили особые налоги для немусульман. Тех, кто пытался жаловаться, топтали слонами. Вскоре наследники престола Великого Могола начали междоусобные войны. Участились восстания крестьян, доведённых до отчаяния произволом чиновников.
Наместники областей стали выходить из-под власти Великого Могола, образуя собственные княжества. Так от империи отделилась Бенгалия, воинственные маратхи создали в Декане своё государство. На западе долина Инда была захвачена правителями Ирана и Афганистана. На севере, в Пенджабе, развернулось антимогольское народно-религиозное движение сикхов. Для борьбы с притеснениями со стороны могольских властей каждый член общины сикхов был объявлен воином. Они объединялись в конные отряды и нападали на караваны и на опорные пункты моголов. Вскоре в Пенджабе появилось несколько сикхских княжеств.
Впрочем, весь XVII в. прошёл в Индии под знаком расширения и видимого роста могущества Могольской державы. Но к концу века она оказалась на грани распада. При сыне Акбара, короновавшемся под именем Нур-ад-дин Мухаммад Джахангир-падишах Гази (1605 – 1627 гг.), и при внуке Шах Джахане (1627 / 1628 – 1658 гг.) завоевания продолжались. Надо отметить подчинение Джахангиром раджпутского княжества Мевар, упорно отказывавшегося подчиняться завоевателям, несмотря на разрушение при Акбаре его древней столицы Читора (Читоргарха). Рана (князь) Амар Сингх признал себя вассалом Моголов (правда, временно (до 1680 г.)).
image008.jpg
Тадж-Махал
Удачей Джахангира было умиротворение Бенгалии. Несмотря на то, что она считалась частью империи, местные князьки продолжали воевать с наместниками во всё время правления Акбара. Джахангиру удалось договориться с ними и получить их признание как верховного правителя. Но его успехи на юге и на западе были скромнее. На юге он не сумел присоединить Ахмаднагар, а на западе столкнулся с могущественным шахом Ирана Аббасом I, что помешало ему завоевать весь Афганистан. Борьба с Персией за Кандагар продолжалась с переменным успехом и при Шах Джахане. Он занял Ахмаднагар и поставил в зависимость от Моголов султанаты Биджапур и Голконду. Но тут начинаются мятежи местных вождей на юге в Махараштре. С частью из них Шах Джахану удалось договориться и получить, по крайней мере, на словах, изъявление покорности.
Шах Джахан известен не столько своими завоеваниям, сколько благодаря построенному по его приказу мавзолею Тадж Махал в Агре (одной из столиц Могольской империи). Император приказал построить его для любимой третьей жены — Мумтаз Махал, которая умерла при родах в 1631 г. (одним из 14 детей Мумтаз Махал и Шах Джахана был и следующий падишах Аурангзеб).
Строительство мавзолея длилось около 22 лет (1632 – 1653 гг.). В нём участвовало более 20000 человек. Разработкой проекта Тадж Махала и его строительством руководило несколько архитекторов, объединённых в совет, подотчётный императору. Стены мавзолея выложены светлым мрамором, меняющим свой оттенок в разное время суток, и инкрустированы полудрагоценными камнями. Для транспортировки строительных материалов использовали слонов и волов, упряжками до 20-30 животных перевозивших специальные повозки с каменными блоками. Мрамор и многие другие материалы свозились со всех концов империи. Площадка для строительства была специально укреплена и поднята над уровнем р. Джамны на 50 м.
Величественное здание было построено в традиционном для Моголов стиле, сочетающем персидские и местные традиции; оно напоминает мавзолей императора Хумаюна в Дели (1565 – 1572 гг.). Купол Тадж Махала высотой в 35 м возвышается над четырьмя меньшими. Общая высота сооружения вместе с каменным постаментом составляет 74 м. Само здание окружено четырьмя 40 м минаретами. Внутри расположены гробницы Мумтаз Махал и самого Шах Джахана.
При Джахане управлять четырьмя деканскими субами (провинциями) Могольской империи и осуществлять контроль над вассальными деканскими султанатами был назначен один из младших сыновей – Аурангзеб, который действовал весьма своевольно. Первое наместничество Аурангзеба в Декане продолжалось с 1636 по 1644 гг. Его самостоятельность вызвала подозрения падишаха, и он направил Аурангзеба сначала в Гуджарат, а затем на далекую северо-западную границу — завоевывать Балх и Бадахшан. Там Аурангзеб не снискал славы, а дела на Декане опять требовали «сильной руки», и в 1652 г. началось второе наместничество Аурангзеба в Декане, продолжавшееся до 1657 г., когда он включился в борьбу за трон. При жизни отца амбиции Аурангзеба были направлены на юг — подчинение Биджапура и Голконды. Но Шах Джахан и его старший сын Дара Шукох, считавшийся официальным наследником престола, мешали намерениям Аурангзеба, опасаясь его личного усиления в ущерб центральной власти.
В сентябре 1657 г. Шах Джахан заболел, и его четверо сыновей стали готовиться к борьбе за власть. Старший сын падишаха Дара Шукох был объявлен наследником, но его братья не собирались с этим мириться. К тому же Дара не пользовался авторитетом у делийской знати. Он был известен не как военный и администратор, а как ученый и писатель, интересовавшийся индуизмом и христианством и прослывший еретиком. Аурангзебу удалось привлечь на свою сторону братьев Шуджу и Мурада, и войска претендентов пошли на столицу. Потом Аурангзебу удалось избавиться от всех братьев, посадить отца в темницу и занять трон на долгие 50 лет (1658 – 1707 гг.; 1707 г. – дата фактического распада империи Моголов; хотя формально она продолжала существовать при англичанах ещё около полутора веков). Он оставил по себе дурную память. Мало того, с его смертью империя фактически распалась, она перестала существовать как влиятельная сила, причём этому в немалой степени содействовала политика самого правителя.
Будучи ревностным мусульманином-суннитом, Аурангзеб преследовал как индусов, так и шиитов, вплоть до попыток разрушить храмы и заново ввести отменённую Акбаром подушную подать для немусульман, джизию. Религиозные преследования вызвали резкое сопротивление населения, включая и мусульман-шиитов, а это, в конечном счете, сильно ослабило ту основу в бществе, на которую мог опереться правитель. Кроме того, резко уменьшились доходы джагирдаров, чьи владения в ходе разукрупнения и роста дополнительных поборов в казну приносили всё меньше дохода – ситуация, весьма напоминавшая процесс, происходивший примерно в это же время с тимариотами в Османской империи. Следствием этого были кризисные явления, проявлявшиеся не только в усилении налогового гнёта, но и в бегстве крестьян, и, в конечном счёте, в страшном голоде, который разразился в начале XVIII в. Только в Декане в 1702 – 1704 гг. от голода погибли, по некоторым данным, около 2 млн. человек.
Упадок сельского хозяйства отразился и на состоянии ремесла и торговли.
Всему этому сопутствовали неудачи в попытках подавить сопротивление и сепаратизм на окраинах империи. Так, резко выступив против сикхов, Аурангзеб не только вызвал взрыв ярости с их стороны, но и спровоцировал возникновение воинской организации сикхов, хальсы, справиться с которой он уже был не в состоянии. В 1739 г., Надир Шах одержал победу над армией Моголов в битве при Карнале. После чего Надир захватил и разграбил Дели, забрав несметные сокровища, включая знаменитый Павлиний трон. А в Махараштре, районе расселения маратхов, становившихся всё более грозной силой в антимогольском движении, тоже возникло боеспособное войско во главе с национальным героем маратхов и всей Индии – Шиваджи (1630 – 1680 гг.). Шиваджи, выходец из семьи маратхского военачальника Шахаджи (Shahaji), который происходил из раджпутского клана сесодия. Он состоял на службе у двух (из пяти) независимых мусульманских Деканских султанов, Ахмаднагара и Биджапура. Своими взглядами Шиваджи был обязан матери – Джиджабай (Jijabai), которая была религиозна и привила сыну индуистские ценности. С детства мальчик изучал «Рамаяну» и «Махабхарату», а став взрослым, регулярно посещал индуистских и суфийских святых. Мать воспитала в сыне патриотическое стремление освободить народ от мусульманского господства и установить сварадж (Swaraj, на санскрите буквально – «своё правление»). В 1655 г. Шиваджи объявил себя покровителем индуистов и выступил против государя Биджапура. Направленное против него 20000 войско он заманил в джунгли Западных Гхат, где его предводитель был убит во время встречи с Шиваджи. В 1661 г. биджапурский султан признал отделение северных областей, населённых маратхами. Шиваджи осознавал важность выхода к морю, поэтому вступил в конфликт с Великими Моголами и разграбил их порт, Сурат (1664 г.). Поход против Шиваджи 20000 могольской армии закончился катастрофой: предводитель похода лишился пальцев рук, а его сын погиб. Разъярённый Аурангзеб снарядил в Махараштру 100000 армию во главе с непобедимым раджпутским раджой Джай Сингхом. Шиваджи был вынужден признать своё поражение и по Пурандхарскому договору (1665 г.) вместе с сыном был помещён под арест при дворе Великих Моголов в Агре. В 1666 г. сторонники Шиваджи вынесли его и сына в корзинах из-под фруктов и переправили их в родные края.
Если вначале Шиваджи со своими воинами служил то султану Ахмаднагара, то правителю Биджапура, не имея политических амбиций, то затем он создал собственное государство (просуществовало с 1674 г. по 1820 гг.), короновавшись в 1674 г. в Пуне / Райгаде, в качестве маратхского правителя, и стал именоваться Chhatrpati Shivaji Maharaj, его имя дополнилось титулом чхатрапати и махараджа, что соответствует европейскому «император». Установив сравнительно легкие налоги с маратхского населения, царство Шиваджи начало богатеть за счёт военной добычи, и вскоре его набеги стали наводить ужас на соседние земли.
В XVIII в. государство Шиваджи превратилось империю под управлением пешвов. К 1760 г. империя занимала большую часть индийского субконтинента. Его экспансия окончилась после поражения маратхов в 1761 г. от афганской армии под предводительством Ахмада Шаха Абдали в «третьей битве» при Панипате. Последний пешва, Баджи Рао II, потерпел поражение от британских войск в третьей англо-маратхской войне.
Итак, государство маратхов просуществовало сравнительно недолго. Позднее «просочившиеся» в страну англичане ещё при Моголах настойчиво желали взять страну под свой контроль, в том числе и для превращения её в огромную плантацию для выращивания опийного мака для продажи его в Китай, что им позднее и удалось. Об их настойчивости свидетельствует факт, они пытались получить у Моголов концессию на производство и торговлю опиумом в течение более 150 лет с 1603 по 1765 гг. Им это удалось только силой, развязав войну. Силу они применяли и против маратхов. В ходе трёх англо-маратхских войн (1775 – 1782, 1803 – 1805, 1817 – 1819 гг.) британцы отобрали у маратхов Дели и другие земли, а маратских правителей превратили в вассалов Ост-Индской компании, получающих от неё пенсии.
Итак, Аурангзеб пытался покончить с маратхской вольницей, но безуспешно. Столь же безуспешно стремился он усмирить и восставших против него раджпутов. И хотя к концу жизни Аурангзеб сумел формально подчинить себе Махараштру, маратхи, как и раджпуты, окончательно усмирены не были. Сразу после смерти Аурангзеба его империя стала агонизировать, чем воспользовались все те, кто не был заинтересован в сильной власти в Индии. И, едва ли не первыми из них были англичане.
В XVII в. усилилось проникновение европейцев в Индию. Англичане и голландцы основали в 1600 и 1602 гг. Ост-Индские компании и постепенно оттесняли португальцев. Торговые базы голландцев находились на Коромандельском берегу, в Бенгалии, Бихаре, Гуджарате. Однако междоусобные войны в этих областях и главным образом конкуренция с англичанами привели к ослаблению позиций голландских купцов в Индии.
Основав в 1600 г. Ост-Индскую торговую компанию, англичане с помощью интриг, подкупов, вооружённых нападений добивались торговых привилегий. Разбив в 1612 г. португальскую флотилию у Сурата (Гуджарат), они получили от Джахангира разрешение на открытие там фактории. После трехлетнего пребывания при могольском дворе в Агре Томаса Ро / Роэ (Sir Thomas Roe), официального посла английского короля Джеймса I (1566 – 1625 гг.), англичане получили право торговать с Бенгалией. Они скупали главным образом индийские ткани, индиго, пряности, селитру, привозя в Индию фарфор, шелка, кораллы, шерсть и жемчуг из стран Дальнего Востока, Юго-Восточной Азии, районов Персидского залива и Красного моря. В итоге индийские купцы были оттеснены и сохранили в своих руках лишь каботажную торговлю на индийском побережье. Англичане открыли ряд факторий во многих городах и селениях, построили форт св. Георга, вокруг которого вырос г. Мадрас, создали базу в Бомбее.
Свои фактории в Индии имели французские, а также датские торговые компании. Опорным пунктом французов был порт Иондишери. Преследуя корыстные цели, европейцы вмешивались в феодальные междоусобицы и борьбу индийских феодалов с могольскими властями, снабжая и тех, и других оружием и посылая на помощь свои военные отряды. С проникновением европейцев в Индию в XVII в. обострились противоречия между различными слоями индийского общества.
После смерти Аурангзеба, воспользовавшись распадом империи и вытеснив французов, англичане в 60-е гг. XVIII в. расширили свои владения в Индии и затем превратили её в свою колонию.
Итак, с начала XVIII в. империя Моголов стала приходить в упадок, и после восстания сипаев 1857 г. прекратила своё существование. В период правления Моголов на субконтиненте произошли огромные социальные перемены индусы, составлявшие большинство населения, оказались «под рукой» мусульманских могольских императоров. В период своего наивысшего расцвета, Империя Великих Моголов занимала территорию, превышавшую по размерам древнюю империю Маурьев. После фактического распада империи Моголов на её месте образовались несколько небольших царств.
Хотя Моголы часто прибегали к жёстким мерам для поддержания контроля над своей империей, они также проводили политику интеграции с индуистской культурой, что сделало их правление более успешным, чем правление недолго просуществовавшего Делийского султаната. Акбар Великий был самым ярким представителем могольских правителей, отличавшихся терпимостью к другим религиям и культурам.
Могольские императоры вступали в браки с местным дворянством, становились союзниками местных махараджей, и предпринимали попытки синкретизации своей тюрко-персидской культуры с древней культурой индийской, что, в частности, привело к возникновению индо-сарасенской архитектуры. Занявший престол вслед за Акбаром Аурангзеб, в отличие от предыдущих императоров, проводил непопулярную, дискриминирующую политику против немусульманского населения, которая вызывала большое недовольство индусов.
После распада империи Моголов доминирующее положение в центральной и северной хиндустанской Индии заняло государство маратхов. Для этого периода индийской истории было характерно появление ряда малых, региональных государств (например, маратхов) и всё усиливающаяся активность европейских держав.
В Южной Индии ещё до падения индуистской Виджаянагарской империи в 1400 г. династией Водеяров было основано Майсурское царство, которое затем пришло на смену Виджаянагару. Владычество Водеяров было прервано Хайдером Али и его сыном Типпу Султаном. Под их правлением, Майсурское царство несколько раз воевало с англичанами и с объединёнными войсками англичан и маратхов. Также в Южной Индии в 1591 г. династией Кутб Шахи из Голконды был основан Хайдарабад. После непродолжительного периода правления Моголов, могольский наместник Асаф Джах захватил власть в Хайдарабаде в 1724 г. Правительство низамов управляло Хайдарабадом вплоть до 1948 г. Как Майсур, так и Хайдарабад стали вассальными царствами Британской Индии.
На месте современного Пенджаба возникло государство сикхов. Это был один из последних регионов индийского субконтинента, подчинившийся британскому колониальному господству. Сикхская империя пала после ряда англо-сикхских войн.
Правителями Горкха в XVIII в. было образовано государство Непал, которое на протяжении всей своей истории сумело сохранить свою целостность.
В 1617 г. Британская Ост-Индская компания получила право торговать с Индией от Могольского императора Джахангира. Влияние Компании подвигло де-юре могольского правителя Фаррукха Сияра в 1717 г. даровать ей разрешение на свободную безналоговую торговлю в Бенгалии. Наваб Бенгалии Сирадж-уд-Даула, являвшийся де-факто правителем Бенгалии, противился попыткам англичан использовать эти привилегии. Это привело к битве при Плесси в 1757 г., в которой армия Ост-Индской компании под предводительством Роберта Клайва одержала победу над войсками наваба. Тогда же Клайв был назначен Компанией губернатором Бенгалии. После битвы при Буксаре в 1764 г. Компания приобрела права на управление Бенгалией от могольского императора Шаха Алама II, что формализовало правление англичан, которое позднее распространилось на всю Индию и положило конец правлению Моголов. Англичане ввели особую систему налогов на землю, которая установила неофеодальное общественное устройство. К началу 1850 г. Ост-Индская компания контролировала большую часть Индии, включая современные Пакистан и Бангладеш.
Недовольство правлением Британской Ост-Индской компании в 1857 г. послужило причиной восстания сипаев. После поражения фактический лидер восстания, последний могольский император Бахадур Шах Зафар, был отправлен в изгнание в Бирму, его дети были обезглавлены, и династия Моголов прекратила своё существование. Потом Британская Ост-Индская компания была ликвидирована, и Индия перешла под непосредственное управление Британской короны как колония Британской Империи.
 

HSFORUM

Зарегистрированные пользователи получают весь контент в лучшем качестве.
Верх